ГЕОРГИЙ ГЕРМАНОВИЧ ПОРОТОВ

Так получилось, что почти три столетия исследователи обходили ительменов стороной и если что-то и писали о них, то, как правило, в сравнении с соседними чукотским и корякским народами. Первые фундаментальные работы по ительменскому языку появились лишь в 70-е годы (их автор — А.Володин), когда живых носителей языка оставались буквально единицы. А вот фольклористы опоздали. Они эпос ительменов зафиксировать уже не успели — только осколки в виде легенд о вороне Кутха.

Однако Георгий Поротов (1929 - 1985) смириться с этим не смог. Из разрозненных сказаний и отдельных песен, что ему, по его же признанию, «знакомы еще с колыбели и стоят, как туманная даль, в изголовье походной постели», он сложил эпическую повесть в стихах «Ое», в которой очень ярко и образно отразил народный характер. Герой писателя, бедняк по происхождению, оказывается в самых невероятных ситуациях, но какие напасти на него ни обрушивались бы, он ко всему относится с юмором. Как заметил камчатский литератор В.Варно, Ое «гол, как обгорелый пень, но всегда готов поделиться своими скудными запасами с соседом».

Но вернусь к Поротову. Он вырос на берегу Камчатки — самой полноводной реки полуострова, в селении Мильково, начало которому на древней ительменской земле положили в середине восемнадцатого столетия илимские крестьяне-переселенцы. С малых лет Поротов был пахарем, пас лошадей, а в школьные годы он успел поработать даже молотобойцем. Поэтому стоит ли удивляться, что писателя всегда тянуло к воспоминаниям о мильковском детстве.

Уже в самом названии Мильково отразились многовековые дружественные отношения между русскими землепроходцами и северными племенами. По-ительменски место, где обустроились илимские крестьяне, звучало как «билькуу», что в переводе означало «милая». Потомки казаков принесли на Север свою веру. Не случайно Мильково долгое время имело на полуострове славу самого боговерующего села.

Постепенно в долине Камчатка произошло «смешенье рас и языков». Выражение не моё — поэтессы  Т.Ачиргиной. Её мама выросла в селе Марково на Чукотке, которое известно как прародина чуванцев. Кстати, сами чуванцы — потомки пришедших во времена Семена Дежнёва русских казаков и издавна живших по берегам реки Анадырь юкагиров. И не удивительно, что судьбы и проблемы нынешних камчадалов, коим себя ощущал Поротов, и чуванцев схожи, как две капли воды. Оба народа за минувшие столетия обрусели, в чём писатель между прочим ничего зазорного не видел, и фактически утратили родной язык.

Размышления о родословном древе подсказали однажды Поротову замысел исторической остросюжетной поэмы «Федька Дранка» о том, как происходило движение народных масс к северным окраинам. Не всегда отношения переселенцев с местными жителями носили ровный характер. Нужно было время, чтобы северные племена убедились в миролюбивых настроениях русских крестьян, поверили в признание переселенцев:

Мы пришли, чтоб ты, долина,

Хлебным колосом играла,

Чтобы домом — не чужбиной

Ты, красавица, предстала.

Уже в зрелые годы Поротов надумал создать хронику жизни родного Милькова. В 1979 году на Камчатке была издана первая книга его романа «На околице Руси». Она имела огромный успех. Может, потому, что писатель сосредоточился в основном на обычаях северян. Он рассказывал о том, как раньше жили хлебосеятели и охотники, какому Богу поклонялись, о чём мечтали. В меньшей степени писателю удались вторая и третья книги романа, обращённые уже ко времени становления на Камчатке советской власти.

Исторические исследования у Поротова всегда сочетались с занятиями народным творчеством. И это неудивительно, ведь по первой профессии писатель — культработник, в 1957 году он окончил Хабаровскую культпросветшколу, потом готовил репертуар для первого профессионального корякского ансамбля «Мэнго». Не случайно за развитие национальных искусств Поротов единственный из писателей Камчатки получил орден Трудового Красного Знамени.

В последние годы жизни Поротов собирал материалы к роману о защите Камчатки в начале нашего века от посягательств Японии. Он успел написать только четыре главы, изданные уже после его смерти отдельной книгой Фондом компенсации в пользу народов Севера. Особенно в них трогают страницы, повествующие о трагической любви принявшего русское подданство шведа Северина и камчадалки Матрёны. Кстати, уже названием романа Поротов хотел подчеркнуть, что на Камчатке к концу прошлого столетия в какой-то мере сложился совершенно новый этнос со своими отличительными чертами.

К сожалению, песнь Поротова осталась недопетой. Он умер в 1985 году.

 

Огрызко В. Писатели и литераторы малочисленных народов Севера и Дальнего Востока:

биобиблиогр. справ. Ч. 2.- М.,1998. – С. 64.

 

План мероприятий на октябрь-ноябрь 2016 г.

 

Дата

Время

Название

Ответственный

Место проведения

 

06.10.2016 

15.00 

Презентация сборника стихов эвенского поэта Михаила Колесова «Мне снилось – я был снег»

 

Межрегиональный информационный центр документального культурного наследия малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока совместно с Союзом эвенов РС (Я)

 

Исторический зал Национальной библиотеки РС (Я)

Ленина, 40

01.11.2016

 15.00

Вечер памяти, посвященный 70-летию со дня рождения юкагирского драматурга Геннадия Дьячкова

Межрегиональный информационный центр документального культурного наследия малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока совместно с Советом старейшин юкагирского народа

 

Исторический зал Национальной библиотеки РС (Я)

Ленина, 40