Ермолаева П.Н.

НАШ ДРУГ

Отец мой был русским. Работал в п.Тустах-сень в фактории. По-юкагирски он не знал, говорил только по-русски и по-якутски. Добрым человеком был. Дети к нему прибегали в факторию, где он бесплатно угощал конфетами. Среди них был и маленький Семен. Поэтому для него отец мой, как его называли Нучча Пантелей, был как бы олицетворением доброты, бескорыстия. И, как потом рассказывал Семен, он очень хотел встретиться с Нуччой Пантелеем еще раз. Когда мы с ним впервые встретились (это произошло в Черском), увидев меня, он, удивленно хмыкнув, сказал на меня: "Нучча Пантелей?!" Так состоялось наше знакомство.

Семен всегда и всему умел удивляться так, словно бы видел это впервые. И нас, его друзей, заражал этим детским восприятием мира. Идем гулять на Колыму, а он вдруг встанет возле какого-нибудь кустика и удивленно говорит: "Откуда это?" – Мы начинаем убеждать его, что и вчера этот куст был. “Нет, нет, не был”, - удивленно отрицает Семен. Он умел удивляться всему: кустам, цветам, травам, птицам, и до конца жизни не потерял этот дар.

Мы с мужем были очень дружны с Семеном и его девочками, были его самыми первыми слушателями. Вечером идешь с работы и смотришь на их окна. Семен обычно сидел, печатал на машинке, если звал нас, мы заходили, если нет, значит нельзя, занят.

Когда Семен работал, он весь с головой уходил в то, что создавал. В романе есть эпизод, когда Ханидо в тундре встречается с волками. Несколько строк, а черновых вариантов у Семена было множество. Когда он писал этот эпизод, он не мог спать, говорил, будто это его волки хватают, ловят, грызут... Вот так он писал.

Герои в его романах не выдуманные. Большинство образов взято им из жизни. Например, великий якутский шаман Токио. Семен даже на могилу к нему ездил, прощения просил заран?е за то, если он что-либо не так напишет. Или Потонча. У Семена был друг среднеколымский, так что ни скажет - вылитый герой из романа.

Когда Семен кончал что-нибудь новое, он давал нам с мужем почитать. Читая, я поражалась, насколько грамотно писал Семен, вплоть до каждой точечки, запятой. И это был человек с начальным образованием. Видимо, талант писать ему был дан от бога.

С ним всегда было очень интересно, его шутки всегда поражали новизной, необычностью. Как-то раз читал Семен нам свой новый рассказ. 0 любви к родной земле. О том, как прекрасна родная земля, как великолепны ее леса, как душисты ее травы, как ласкает ухо журчание ручейка... "Я даже слышал журчание ручейка, когда писал эти строки" - сказал Семен. "Откуда же в Москве ручейки?" - удивились мы. "В гостинице, в туалете, журчание воды в унитазе", - со смехом ответил Семен.

Семен не любил, когда жалели его самого или его дочерей. Говорил: "Не надо жалеть, пусть они растут самостоятельными". Даже когда сам лежал больной, пускал только самых близких людей и говорил: "Не надо меня жалеть, если пришли с жалостью, лучше уходите".

Вот такой он был человек.

План мероприятий на октябрь-ноябрь 2016 г.

 

Дата

Время

Название

Ответственный

Место проведения

 

06.10.2016 

15.00 

Презентация сборника стихов эвенского поэта Михаила Колесова «Мне снилось – я был снег»

 

Межрегиональный информационный центр документального культурного наследия малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока совместно с Союзом эвенов РС (Я)

 

Исторический зал Национальной библиотеки РС (Я)

Ленина, 40

01.11.2016

 15.00

Вечер памяти, посвященный 70-летию со дня рождения юкагирского драматурга Геннадия Дьячкова

Межрегиональный информационный центр документального культурного наследия малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока совместно с Советом старейшин юкагирского народа

 

Исторический зал Национальной библиотеки РС (Я)

Ленина, 40