Трифонов С.И.

ПЕРВАЯ ВСТРЕЧА

Воспоминания о Семене Курилове у меня всегда связаны со светлыми днями моей жизни - моего детства. Он старше меня ровно на пять лет и по старому церковному календарю мы родились в сентябре в Семенов день.

В конце сороковых годов умер мой отец, и мы с матерью были вынуждены переменить место жительства и переехали в тогдашний колхоз "Оленевод", находящийся по соседству с нашим колхозом "Турваургин".

Переезжали на оленьих упряжках на собственных оленях, тогда о других средствах передвижения не могло быть и речи. Зимой жили в п. Тустах-Сень, а к весне к концу распутицы начали переезжать на участок Тахабут на лето. Мы должны были переезжать через стада, чтобы давать оленям отдых. Таким образом, должны были передвигаться до конечной цели. Ближе к месту расположения к утру остановились в одном стаде. Обычно в это время передвижение идет ночью, когда прохладно, и снег замерзает. Дело было ранним утром, и мы, поставив ярангу, тоже легли отдыхать до вечера, благо осталась одна кочевка.

Ближе к полудню мать разбудила нас с сестренкой и мы, поев, вышли поиграть наружу. Мы не знали, кто находится рядом в другой яранге, и я очень надеялся, что есть кто-нибудь из детей, и может быть мальчик, так как с сестрой играть не хотелось, ведь она еще была маленькой. Мои надежды не оправдались. Вокруг яранги и около нарт своими делами занимались взрослые, отчим разговаривал с ними.

Но вот из соседней яранги вышел мальчик лет 13-14. В моем воображении он был намного выше меня. Направился прямо ко мне. Он оказался очень разговорчивым, и, познакомившись, мы узнали, что мы - тезки. Через каких-то 10 минут нам казалось, что мы давно знакомы, и играли как закадычные друзья. С моей стороны, не очень-то разговорчивого, мало что можно было узнать, зато мой новый знакомый не заставлял ждать с ответами на любые вопросы, которые у нас могли быть не дальше темы нашей игры.

Он оказался в стаде с родителями, сестрой и младшим братом, другой брат учился, а он не мог учиться по состоянию здоровья. Тогда о здоровье и о других проблемах мыслей не было, как-то быстро нашли общий язык и весь день играли как могли. Новый товарищ много рассказывал и, точно не помню о чем шла речь, но были довольны взаимно. Под вечер, когда солнце пошло на снижение, у друга возникла идея прокатиться на оленях. "Для меньшей возни прокатимся на одном олене, том, что ближе к дому", - сказал Семен. Мне не оставалось ничего другого, как согласиться. Во-первых, он, видимо, хозяин, во-вторых, человек знает, что делает, тем более, что его намерения прокатиться совпадали с моими. Взяли упряжь и пошли к оленям, пасшимся неподалеку, которые в эту пору содержатся отдельно от основного стада для удобства их поимки и быстрой без задержки кочевки.

По пути показывая на большого прягового оленя, мой друг охарактеризовал его с самой лучшей стороны, то как смирного, то как умного и сильного. В общем, начали его ловить. Надо сказать, чаут с собой не взяли по той простой причине, что, как думали, он не понадобится, так как к нему можно просто подойти и надеть упряжь.

Это и хотели сделать. Но то ли наши намерения были разгаданы старым и опытным бедолагой, или он узнал не раз объезжавшего его парня, теперь явно не по нужде решившего его изловить и уже протянувшего руки, чтобы поймать его, олень изловчился увернуться и отошел на небольшое расстояние. Затем, как ни в чем не бывало, продолжал рыхлить снег в поисках корма. Первая неудача не обескуражила моего друга и, крикнув мне, чтобы я находился с другой стороны, он начал обходить оленя с другой. Но, то ли почувствовав, что у нас нет чаута и наши возможности ограничены, олень стал кружиться то в одну, то в другую сторону, не давая подойти к нему. У меня возможностей было меньше, так как я спотыкался в сугробах, кочках и падал чаще, чем бегал. Потому-то надежда была только на моего друга. Скоро из-за нашей общей беспомощности и явным пренебрежением оленя к нашим усилиям, стали слышаться крики и ругань в мой адрес, ну и в адрес слишком хитрого оленя.

После короткого отдыха мы снова взялись за начатое, нс после недолгих наших попыток пряговому надоело нас мучить и он убежал к самым дальним сородичам. На этом наши намерения потерпели крах, было потеряно немало сил и времени. Мы могли вместо этого поиграть во что-нибудь более интересное и доступное, но теперь почувствовали, что пора и покушать. После еды стали кататься с горки на санях. В один из моментов мой друг попросил меня подождать и ушел в ярангу, сказав, что скоро подойдет. Долго не пропадал и пришел в костюме, который без всяких предисловий стал дарить мне. Я не смог отказаться от такого подарка и стал примерять его, но костюм оказался великоват мне, как и ему, видно родители купили ему на вырост. К сожалению, поэтому мне пришлось отказаться. Долго не думая, друг вынул из кармана часы "Молния" и протянул мне. Хотя я не разбирался в часах, я принял подарок и в ответ подарил перочинный нож. Жаль, что часы были без цепочки и даже не помню, в какой момент потерял их.

На другой день стали прощаться. Они дальше поедут на север и станут кочевать. А мы, наконец, доедем на свою летнюю стоянку, будем охотиться и рыбачить. Расстались очень тепло, по возможности ища связь. Насчет школы он так и не обмолвился, а мне осенью нужно было ехать в школу в п.Андрюшкино, находящейся в 130 км от п.Тустах-Сень.

Это была первая незабываемая встреча с Семеном Куриловым и после этого нас надолго связала жизнь. Уже тогда, будучи маленьким, я заметил, что это был человек необыкновенного воображения, что выражалось и в походке, и в песнях, и в рассказах любыми интонациями. Все, что видел, он мог изобразить в лучшем виде. И тогда в играх при первой встрече даже меня заставлял под его аккомпанемент изображать разных людей. И то ли над моим неумением, то ли еще над чем смеялся громко и заразительно. За свою жизнь я повстречал много людей, но такого яркого воображения, как у Семена Курилова не видел ни у кого. Это сильное воображение помогло ему стать писателем и прослеживается во всем его творчестве. Вот даже одно: он один из первых написал о шаманах, как представителях наиболее передовой части населения, населявших Север и близлежащие регионы. Ведь раньше писали о них только негативное. В своих произведениях Семен Курилов показал их более могущественными, связанными с матерью Природой, объяснявшими все превратности жизни и исцелявшими любые человеческие недуги. О Семене Курилове ходят много небылиц и только те, которые общались с ним близко, знали его как очень искреннего и преданного друга, бескорыстного во всех отношениях. Он всегда помогал всем, кто нуждался в помощи и, наверное, получал от этого удовольствие. Об этом знают многие.

Только по прошествии лет думаешь, какого одаренного, талантливого человека смерть унесла так рано, и какая это потеря для юкагирского народа, ведь его голос и перо могли создать еще много бесценных творений. И то, что оставил нам Семен Курилов должно быть сохранено - это долг всех перед светлой памятью писателя.

План мероприятий на октябрь-ноябрь 2016 г.

 

Дата

Время

Название

Ответственный

Место проведения

 

06.10.2016 

15.00 

Презентация сборника стихов эвенского поэта Михаила Колесова «Мне снилось – я был снег»

 

Межрегиональный информационный центр документального культурного наследия малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока совместно с Союзом эвенов РС (Я)

 

Исторический зал Национальной библиотеки РС (Я)

Ленина, 40

01.11.2016

 15.00

Вечер памяти, посвященный 70-летию со дня рождения юкагирского драматурга Геннадия Дьячкова

Межрегиональный информационный центр документального культурного наследия малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока совместно с Советом старейшин юкагирского народа

 

Исторический зал Национальной библиотеки РС (Я)

Ленина, 40