Курилова Д.Н.

ВОСПОМИНАНИЯ СЕСТРЫ

Когда я была молодой, я тоже немного писала. Даже лучше сказать: не писала, а фантазировала, придумывала. Как-будто встречалась с медведем, волком. Никому своей тетради не показывала.

Как-то раз рассказывала Семену свою очередную выдуманную историю, а он, оказывается, записывал. Потом мне и говорит: “Ты почему сама не пишешь? Бери ручку, садись и пиши”. А я ему отвечаю: “Как я могу все это писать? Это же все обман, выдумка, ведь всего этого на самом деле не было”. Так и не писала никогда. Повзрослела, перестала выдумывать свои небылицы. Потом как-то смешной случай с Семеном произошел. Все произведения Семена проходили через меня, я ему печатала. Когда он заканчивал что-нибудь, давал мне почитать. Когда читала “Ханидо и Халерха”, говорю Семену: “Ты же еще больше меня обманываешь, почему ты так про старика Куриля пишешь, как будто ты его знал. Но не знал же”. А Семен смеется и говорит: “От тебя научился”.

Семен очень хотел помочь каждому человеку, старался. Помню, ездил в Нелемное, как раз пурга там была. Ночевал у Семена Винокурова. Дом холодный был, замерз сильно, там простудился. Совсем не берег себя. Говорил, Нелемное обязательно нужно выстроить хорошим поселком. Я у него спрашиваю: “Что за Нелемное?” Это юкагирский поселок, объяснял Семен. Говор у них совсем другой. Но очень хочется, чтобы Нелемное стал хорошим поселком. Деньги, выделенные на строительство поселка, оседают в Зырянке. Живут плохо, мы по сравнению с ними живем как миллионеры. Разговаривал там с секретарем райкома, сильно нервничал. Через три дня после возвращения домой слег, заболел очень тяжело. Не выдержал нервного перенапряжения. Я не помню, как прошли дни в больнице. Бегала, разрывалась между больницей, семьей, детьми Семена.

Перед смертью Семен сказал мне, чтобы похоронили его, не анатомируя. Я в сердцах накричала на него: “Ты что говоришь такое?” На что Семен спокойно ответил: “Разве не видишь? Не жилец я”. После его смерти я настояла на выполнении последней воли Семена. Увезли его не в морг, а домой. Надели костюм, три дня он пролежал в клубе.

Когда прилетели в Андрюшкино, сначала дошивали юкагирский костюм, в котором Семен просил похоронить его. В общем-то все было готово, но последние приготовления все равно нужны. Тело Семена было совсем не закоченевшим, весь костюм надевали как на живого человека. Все подошло. Просто удивительно. Помню еще, как-то раз сидели, пили чай. А Семен говорит: “Мы должны вернуться в Тустах-Сень. Это земля наших отцов, дедов, оттуда мы произошли, там и жить должны. Ты же знаешь, как жили племена раньше. Не покидали свою землю”.

Семен очень любил свой народ, свой язык. Вот когда делали карту Нижнеколымского района, Семен с горечью рассказывал, что все названия стали якутскими, русскими. Конечно по-юкагирски трудно записать было эти названия. Но Семен говорил, что это неправильно, все должно быть как раньше, национальные названия должны были сохраняться. Тогда Семен еще удивлялся: “Почему не говорим на своем языке? Неужели мы забываем свой язык? Чаще всего говорят по-якутски. Неправильно это. Кто, кроме нас сможет сохранить наш родной язык?”.

Вот так он говорил. И не только говорил, Семен и жил так.

План мероприятий на октябрь-ноябрь 2016 г.

 

Дата

Время

Название

Ответственный

Место проведения

 

06.10.2016 

15.00 

Презентация сборника стихов эвенского поэта Михаила Колесова «Мне снилось – я был снег»

 

Межрегиональный информационный центр документального культурного наследия малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока совместно с Союзом эвенов РС (Я)

 

Исторический зал Национальной библиотеки РС (Я)

Ленина, 40

01.11.2016

 15.00

Вечер памяти, посвященный 70-летию со дня рождения юкагирского драматурга Геннадия Дьячкова

Межрегиональный информационный центр документального культурного наследия малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока совместно с Советом старейшин юкагирского народа

 

Исторический зал Национальной библиотеки РС (Я)

Ленина, 40